На «Открытых инновациях» говорили о провале политики инноваций в России

17 октября 2018

Фото: Редкие земли

На форуме «Открытые инновации» состоялась публичная дискуссия на тему «Первое десятилетие политики инноваций в России: ошибки и успехи».

Российская экономика за 10 лет не стала инновационной

Глава УК «Роснано» Анатолий Чубайс в ходе дискуссии заявил о полном провале задач в сфере инноваций, которые Россия ставила перед собой 10 лет назад: «Если быть до конца откровенными, основные задачи, которые страна перед собой ставила в этой сфере 10 лет назад, полностью провалены. Полностью провалены. Посмотрите стратегию инновационного развития России на 2010–2020-е годы, и вы увидите, что почти все ее показатели не то, что далеки от достижения, а мы по некоторым из них поехали не вверх, а вниз», — сказал Чубайс.

При этом он отметил, что Россия в этой сфере не удалилась от лидеров, однако и не приблизилась, оставшись на том же расстоянии: «Потому что лидеры бурно движутся вперед, а мы, стартовав практически с нуля, тоже продвинулись вперед. И это тоже факт».

 «Стратегические задачи не выполнены, и это плохо. Это надо признать хотя бы для того, чтобы правильно стартовать дальше», — добавил Чубайс.

Анатолий Чубайс

Сходное мнение высказали и другие участники дискуссии.

Директор Фонда развития Интернет-инициатив (ФРИИ) Кирилл Варламов считает, что критерием оценки инновационной экономики является динамика высокотехнологичного экспорта: «Не доля высокотехнологичного экспорта. Так как, согласно статистике, доля высокотехнологичного экспорта растет, а в абсолютных цифрах падает. Поэтому надо смотреть в динамике, в абсолютных цифрах. <…> Объем высокотехнологичного экспорта в последние годы падает. То есть мы наращиваем отставание».

Специальный представитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков отметил, что 10 лет назад пришлось фактически с нуля выстраивать систему поддержки инноваций в условиях рыночной экономики. Сейчас же в стране огромное количество действующих стартапов: «По ощущениям, у нас очень серьезное движение вперед. По ощущениям, казалось бы, сегодня мы готовы к серьезному технологическому развитию. Корпорации впервые стали драться за стартапы».

Реагируя на эти слова, модератор дискуссии, главный редактор Бизнес ФМ Илья Копелевич резюмировал: «Инновационная экономика в России дана нам в ощущениях, но не в опыте пока. Ощущения становятся лучше. Все остальное — хуже».

О роли институтов развития

В настоящее время в России действует ряд институтов развития, важнейшие из которых — Фонд «Сколково», отвечающий за одноименный инновационный центр, компания «Роснано» и АО «Российская венчурная компания».

В ходе дискуссии Анатолий Чубайс высоко оценил роль государства в формировании институтов развития, отметив, что их влияние на экономику заметно на «длинном» горизонте: «Я считаю, что институты развития и, прежде всего, «Сколково» — это колоссальный успех. Тот факт, что государство взялось за это, не съехало с этой темы и пытается продолжать удерживать ее приоритетной, является важнейшим нашим успехом за последние десять лет. «Сколково» — это фантастический успех. Это важнейший центр, который сегодня является ориентиром для регионов и для других институтов развития. Другое дело, что такие проекты как «Сколково» смогут оказать заметное влияние на структуру ВВП или уровень развития инновационной экономики в России не раньше, чем еще через 10 лет. Чтобы вырастить действительно масштабные проекты, нужна длинная воля», — заключил глава Роснано.

Причины провала

Глава УК «Роснано» также объяснил, почему поставленные задачи, по его мнению, были провалены: «Страна не умеет держать много стратегических приоритетов одновременно. У нее есть такое свойство, у нашей страны — она очень «москвацентрична», она очень централизована, она очень иерархична. У этой конструкции есть и достоинства, и недостатки».

Один из недостатков такой системы, по мнению Чубайса, — концентрация на какой-то одной задаче: «В последние 3-4 года в жизни страны главными являются внешняя политика и геополитическая ситуация. Этот приоритет стал главным. Мы оказались в ситуации, когда, вместо того, чтобы внешняя политика была направлена на реализацию внутриполитических задач, у нас внутриполитическая ситуация является следствием внешней политики».



Дмитрий Песков

«Для того чтобы заработали инновации, они должны быть общественно признаны и погружены в активную среду, — говорит о причинах провала Дмитрий Песков. — В принципе не осуществлялось погружение этих задач в сферу науки и образования. Университеты и научные центры оставались вне этой повестки. <…> Формально подошли к задаче распаковке спроса со стороны госкомпаний. Были формально приняты программы инновационного развития, которые формально контролировались, и формировалась формальная отчетность. Не было кадровой политики, которая бы стимулировала приход к руководству в этих компаниях и в российских регионах людей, которые воспринимают технологии не как игрушку, а как инструмент решения задач, которые стоят перед страной».

Кирилл Варламов считает, что причина в том, что в условиях крайней ограниченности ресурсов «на верхнем уровне» не были определены приоритеты. По его мнению, приоритеты — важнейший элемент государственной стратегии. Они должны быть не просто обозначены, «под эти приоритеты необходимо и законодательство, которое тоже не было сделано, и подготовка кадров».

 В качестве примера спикер отметил, что в стране сейчас открыто 400 тысяч вакансий «айтишников», и, чтобы закрыть этот разрыв, в стране надо готовить  200 тысяч IT-специалистов в год, а не 80 тысяч, как готовится сейчас: «И встает вопрос, кто будет заниматься у нас цифровизацией: мы сами или иностранные сервисы?».


Кирилл Вапрламов

 Достаточно смело прозвучало следующее утверждение Кирилла Варламова: «Из России невозможно создать мирового технологического лидера. Системно это сделать нельзя. Никакая идея, возникающая в России, даже с гигантским коммерческим потенциалом, не может быть реализована, потому что нет насыщенной, [прежде всего, людьми, специалистами] среды, в которой можно было бы создать технологическую платформу».

 Импортозамещение — не самоцель

Сегодня государством перед институтами развития поставлена амбициозная задача — резко нарастить долю промышленных предприятий, которые осуществляют инновации. Ставка при этом делается на использование отечественных разработок и технологий. Участники дискуссии обсудили подходы к импортозамещению как одной из целей инновационной экономики.

По мнению Анатолия Чубайса, это правильный тренд, если за ним следует появление продукта, востребованного и на внешних рынках: «Импортзамещение не должно быть самоцелью, а лишь первым шагом в двух этапной конструкции: первый этап — продукт с высокой ценой и средним качеством замещает импорт, второй этап — апгрейд продукта, снижение цены и выход на высокотехнологичный экспорт».

Изменить ситуацию может только серия прорывных государственных решений по привлечению  средств частного сектора в инновационный сегмент экономики, считает глава  Роснано: «Речь идет, в первую очередь, о средствах НПФ. Этот ресурс сегодня размещен на депозитах в коммерческих банках и не участвует в реальной экономике. При том, что во всем мире именно инвестиции в технологические фонды являются первыми по уровню доходности пенсионных средств, далеко опережая вложения в акции публичных компаний и тем более вложения в банковский сектор».

На вопрос модератора, можем ли мы своими силами создать в России все виды необходимого программного обеспечения, Дмитрий Песков ответил, что, несмотря на очень высокий уровень российских программистов, современный высокотехнологичный продукт требует использования всего лучшего мирового «софта». На исключительно отечественном «софте» создать конкурентоспособный экспортный продукт невозможно. «Нельзя в России создать сегодня глобальную технологическую компанию. — отметил в заключении Песков. — Надо поддерживать те компании, у которых есть экспортный потенциал».

Текст и фото: Владислав Стрекопытов

 

Все новости