Юрий Тыртышов: «РЖД — наш стратегический партнер»

27 сентября 2017

Фото: Редкие земли
Современный мир помешан на новых технологиях. Без шуток. Возможно, всех нас скоро заменит искусственный интеллект. В России тоже много говорят о повышение эффективности внедрения новой техники и технологий. Но кто-то не просто говорит, а реально предлагает, внедряет и реализует подобные проекты. Одна из таких компаний — ЗАО «ОЦВ» (Отраслевой центр внедрения). Как «ОЦВ» удалось наладить государственно-частное партнерство с РЖД, что за технологии позволяют «разделаться» с мусором, которым завалено полстраны, и почему, внедряя новые технологии, вы всегда наступаете кому-то на хвост? На все эти вопросы нам ответил генеральный директор ЗАО «ОЦВ» Юрий Тыртышов.

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ИНТЕРЕС

Юрий Павлович, поскольку мы встретились с вами на Восточном экономическом форуме, хотелось бы узнать, какие проекты есть у вашей компании на Дальнем Востоке, с кем и о чем удалось договориться?

Наша компания ЗАО «ОЦВ» впервые участвовала в этом представительном форуме во Владивостоке. Но мы там появились не случайно. Вообще у «ОЦВ» 17 филиалов по всей стране — от Калининграда до Южно - Сахалинска. Есть филиалы в Чите и Хабаровске. На Дальнем Востоке у компании есть свой интерес. Например, мы сейчас закончили очень крупный проект в городе Тында, который называют еще «столицей БАМа». Это уникальный объект — Центральная котельная, теплоэнергетический комплекс, который является единственным источником тепла для Тынды, где живет почти сорок тысяч человек. Комплекс вырабатывает порядка 600 гигакалорий. Для примера — это практически 10% всех мощностей по теплу в РЖД. Этот объект являлся одним из наиболее проблемных теплоснабжающих активов ОАО «РЖД», имел большую дебиторскую задолженность и требовал огромных инвестиций. На момент передачи котельной деятельность по снабжению теплом потребителей города Тында была для ОАО «РЖД» убыточной.
В процессе реализации проекта мы не на словах, а на деле применили метод государственно-частного партнерства: использовали на модернизацию теплоэнергетического комплекса и средства Фонда реформирования ЖКХ, и средства муниципального образования, и собственные средства. Это стало возможным только после того, как РЖД передало комплекс на муниципальный уровень. А муниципалитет передал его в концессию «ОЦВ». В рамках Восточного экономического форума мы провели встречу со всеми участниками проекта. 8 и 9 сентября, когда праздновался День города, мы с гостями форума побывали в Тынде, где был открыт наш новый теплоэнергетический комплекс. Кстати, ко Дню города компания «ОЦВ» подарила жителям «столицы БАМа» концерт группы «Ласковый май». Почему мы пригласили именно этот коллектив? Во-первых, Андрей Александрович Разин, продюсер «Ласкового мая», мой советник в компании. А во-вторых, «Ласковый май» начинал свою деятельность с того, что распространял кассеты с записями своих песен по железной дороге, как раз в Сибири и на Дальнем Востоке. Собственно, через «железку» группа и стала популярна.
Для нас очень важно, что мы закончили основной этап модернизации Центральной котельной и подготовку ее к зиме как раз в дни проведения Восточного экономического форума и перед Днем города Тында. И сейчас мы присматриваемся к строительству ряда других объектов на территории Дальневосточного федерального округа. Это крупные инфраструктурные объекты, которые мы планируем реализовывать вместе с нашими акционерами, коллегами и партнерами.


Церемония открытия теплоэнергетического комплекса в г. Тында

У вас есть огромный опыт того, как стратегически выстраивать развитие компании. Вы, например, работали в ВПК. Чем вам помогает прежний опыт работы в ваших сегодняшних целях и задачах?

Действительно, весь прежний опыт сейчас очень пригодился. Например, стало понятно, что в сегодняшней деятельности компании нельзя ограничиться какой-то одной узкой сферой. Поэтому у нас в «ОЦВ» 43,43% принадлежит РЖД, 57% — сторонним инвесторам. Это крупные компании. Например, известная группа «Сумма», «ЕСН».
С РЖД у нас подписан целый план мероприятий по взаимному сотрудничеству. В нем полсотни разделов, которые включают в себя несколько направлений. Наша главная задача — стать оператором-инвестором в сфере жилищно-коммунального хозяйства РЖД, тепловодоснабжения. Очень серьезные наработки есть у нас в сфере ресурсов энергосбережения. Мы продолжаем выполнение подобных контрактов. Работаем и по направлениям стратегии пожарной безопасности, в IT-сфере, создании систем безопасности, сейчас начинаем серьезную проработку экологического направления в деятельности компании «ОЦВ».

ЧТО ДЕЛАТЬ С МУСОРОМ

Юрий Павлович, расскажите подробнее об экологических программах «ОЦВ»!

Компания исторически прорабатывала это направление. Сейчас наша задача состоит в том, чтобы развить и практически реализовать те или иные экологические проекты. Скажем, мы уже два года занимаемся проработкой схемы вывоза мусора и твердых коммунальных отходов из крупных городов железнодорожным транспортом. На примере Москвы пытаемся сделать такой «пилотный» проект. Несколько цифр. В Москве в год образуется 6-7 миллионов тонн мусора, который вывозится десятками тысяч грузовиков. В Московскую область. Это приводит к многочисленным пробкам на дорогах и, естественно, к ухудшению экологической обстановки. Именно потому, что перевозка мусора осуществляется автомобильным транспортом. И, кстати, нет твердой гарантии того, что мусор доедет до точки назначения, то есть до полигона. Его в итоге могут скинуть в ближайший овраг.
Некоторые нормативные акты о переходе в сфере вывоза отходов на железнодорожный транспорт у нас уже приняты, в соответствии с градостроительным и земельным кодексом. В мире, во всех крупных городах Америки, Австралии, Европы, отходы вывозят именно железнодорожным транспортом. Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Сидней. Отходы вывозят за 300-500 километров.

А вот в Цюрихе мусор сжигают чуть ли не в центре города. Причем по такой технологии, что не чувствуется никакого запаха!

У Швейцарии земли нет. А в Австралии есть и в России есть. Знаете, сколько в России застроено или освоено территории? Меньше двух процентов! Ну и зачем нам, как в Цюрихе, громоздить в центре города мусоросжигательные заводы? Во-первых, это очень дорого. Во-вторых, вопрос экологии все равно будет стоять. Сжигание не стопроцентное. Остаются хвосты, которые надо где-то захоранивать…
В общем, мы на уровне рабочей группы РЖД, с правительством Москвы, с приглашением экспертов, обсуждали наш проект в российском Правительстве, Общественной палате, в Госдуме. Есть понимание, что этой темой надо заниматься срочно. Именно вывозом коммунальных отходов железнодорожным транспортом.

А куда в итоге будут вывозить мусор?

На отдаленные территории, где организуем современные полигоны. Конечно, сначала нужно будет отсортировать отходы в месте погрузки, потом сделать глубокую переработку в месте выгрузки. Как утилизировать — либо прессованием, либо сжиганием, — будем еще решать. Ну и хвосты, конечно, придется где-то захоранивать. Это все, безусловно, выйдет дороже, чем вываливать мусор в соседний овраг. Но у нас нет других вариантов. Мы загадили нашу страну так, что это без сомнений негативно отразится на следующих поколениях.

Кстати, вы все-таки богатая организация, вы не проводили каких-нибудь исследований о влиянии подобных «свалок в овраге», скажем, на рост среди населения онкологических заболеваний?

Думаю, если мы такие исследования проведем, они покажут безусловную зависимость этих явлений и процессов. Другой вопрос, если эти данные предать гласности, надо будет сразу решать, куда, как и на чьи деньги отселять население, которое попадает в зону риска. У каждого действия есть последствия…
Возвращаясь к вопросу о наших целях и интересах. Цель компании «ОЦВ» — стать оператором-инвестором в сфере вывоза мусора железнодорожным транспортом. То есть, что мы хотим сделать? Мы хотим принимать мусор у крупных муниципалитетов на грузовом дворе какой-либо железнодорожной станции. Сделаем там пункт приема, сортировки, первичной переработки.

Если начнете с Москвы, где это будет?

На сегодня мы определили 20 точек по всей Москве и ближайшему Подмосковью, где могут быть организованы такие пункты приема. Там не будет сортировки. Только приемка, какая-то первичная подготовка к транспортировке. Как все будет транспортироваться, сейчас тоже определяется. То ли это будут спецвагоны, то ли отходы будут упаковываться в биг-бэги, грузиться и везтись обычными вагонами. То ли все будет подготавливаться в специальных контейнерах, которые могут стоять уже во дворах домов. То есть, контейнер заполняется, потом грузится на железнодорожную платформу и увозится. Сейчас у нас есть несколько вариантов.

А вы те варианты, которые прорабатываете, как-то соотносите с опытом других стран?

Конечно. Но, во-первых, мы в полной мере используем достижения нашей советской и российской науки. Это касается, скажем, типа контейнеров и вагонов для перевозки, которые разработали специализированные предприятия РЖД. Во-вторых, мы имеем в виду опыт других стран. Хотя надо понимать, что в России железнодорожная колея другая. Поэтому в любом случае у нас все будет в несколько другом варианте. Но есть то, что подходит из опыта зарубежных стран. Например, в Америке железнодорожная компания является полномочным оператором, у которой есть и пункты по приему и сортировке, она же перевозит отходы, она же утилизирует их. Логично сделать так же на нашей базе.
У нас уже сейчас в нескольких субъектах, в Московской области и на прилегающих территориях, есть полигоны, куда мы можем вывозить отходы по железной дороге. Есть площадки, на которых возможна организация приемки мусора в Москве и в ближайшем приближении к столице. Есть понимание по тому объему мусора, который образуется здесь. Поэтому мы уже сейчас рассматриваем возможность реализации проекта. Сегодня, как я говорил, в Москве образуется порядка 6-7 миллионов тонн мусора в год. Но мы не должны забывать, что еще порядка 8-10 миллионов тонн может образоваться от сноса пятиэтажек по программе реновации.

Кстати, когда разрабатывали программу реновации, задумывались над этим вопросом?

Думаю, конечно да. Но не железнодорожным транспортом. Сейчас мы поработаем вместе над этим вопросом. Тот мусор, который сегодня уже вывозится с площадок, можно вывозить железнодорожным транспортом на полигоны. Москва крайне заинтересована в нашем проекте, поэтому мы плотно работаем над ним.

Сколько тонн мусора Россия выбрасывает? Есть цифра?

Около 60 миллионов тонн в год. Это много.

Кстати, во время ВЭФа, проезжая по Владивостоку, я увидела, что местное население достаточно активно сортирует мусор. Я не особо замечала в Москве, чтобы стояли контейнеры отдельно для пластиковых банок, отдельно для картона…

В Москве они тоже есть. Конечно, в незначительном количестве. Понимаете, организация и технология разделения мусора — весьма затратное дело. Надо, чтобы приезжала машина, в которой тоже есть функция разделения. Кто сказал, что люди весь мусор разделят, как надо. Все равно в стекле попадается металл, в металле — бумага и так далее. И на Западе то же самое. Кто застрахован от того, что человек просто перепутает и кинет стекло в металл?



А кто-то готов покупать наш российский мусор?

Да кому он нужен кроме нас. Потому что он перемешан с бытовыми отходами. Грубо говоря, помои — вместе с бумагой, металлом. Плюс бачки стоят открытые, собирают осадки. Сейчас стали делать закрытые бачки, но все-таки много открытых. Поэтому само качество мусора низкое. Переработка этого мусора тоже затратная. В общем, надо заниматься как правильной организацией сбора мусора, так и его правильной утилизацией.

Что вы думаете о сжигании отходов плазмой?

Вы имеете в виду пиролизные котлы? Технология такая есть. Но подобное сжигание отходов все равно не может проходить абсолютно безвредно. При сжигании идет разложение одних соединений и образование других. При температуре 1200 градусов почти большинство соединений разлагаются.

Я была на таком заводе в Швейцарии, там вокруг горы, зелень, красота. Он ничего не загрязняет, что удивительно!

Возможно, он не загрязняет. Хотя не может быть, чтобы совсем чисто работал. То, что сгорает, выходит через трубу. Понятно, что там стоят фильтры. Но они, к сожалению, улавливают не на 100 % все загрязнения.

Почему в той же Швейцарии заниматься мусором выгодно, они его в электричество, скажем, перерабатывают. А у нас — сплошные затраты!

Мусор нужно правильно утилизировать, чтобы он мог вырабатывать электроэнергию, мог гореть. Попробуйте поджечь тот мусор, который у нас в бочках или в ящиках на улицах. Пустое и вредное дело! В общем, повторяю, нужны другие технологии. И у нас есть, например, технология, которая позволяет вырабатывать из отходов газ, который будет сжигаться, и вырабатывать электроэнергию. Поэтому мы и хотим этим заняться. Хотим предложить РЖД, чтобы мы стали не только операторами по перевозке мусора железнодорожным транспортом, но и могли принимать отходы, делать первичную сортировку, упаковку, транспортировку и утилизацию. Мы можем привлечь для этого необходимые инвестиции. Будем и дальше работать над этим сложным, но таким важным проектом.

НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Важное для нас направление: хотим предложить РЖД передать в нашу компанию значительный объем объектов ЖКХ. Во-первых, это несвойственная функция для РЖД — содержание жилищно-коммунального хозяйства. Во-вторых, эти объекты оказывают услуги не только РЖД, но и муниципальным, сторонним организациям. На мой взгляд, выполнять эти задачи самостоятельно РЖД нет никакого смысла. Поэтому мы готовы взять подобные объекты в управление своей компанией. Но, что важно, РЖД все равно остается акционером «ОВЦ», остается опосредованно и в управлении активами. И имеет доход от нашей деятельности. Идеальная конструкция!
На примере того, как мы отработали по Центральной котельной в Тынде, я хочу донести до РЖД эту мысль. Смотрите, у нас же все хорошо получилось в «столице БАМа»! Давайте мы освободим вас от искусственных функций, привлечем сторонние деньги, дадим более качественные услуги. В том числе за счет новой системы управления. Бюджет РЖД по ЖКХ около пятидесяти миллиардов рублей. На примере котельной в Тынде я знаю, что мы от одного расходного миллиарда РЖД освободили, как минимум! На один миллиард обязательств у РЖД стало меньше. Это фиксированная сумма и еще больше ста миллионов экономии ежегодно. При этом РЖД получила более качественные услуги и доход от нашей деятельности. А раньше был убыток и огромные расходы.

А что ваша компания может предложить в качестве альтернативных источников энергии?

Прежде всего, нужно использовать ресурсы энергосбережения. Это очень емкая тема в части замены ламп накаливания на ресурсосберегающие. А еще есть тема сохранения тепла, утечки тепла с вокзалов, вагонов поездов. В РЖД уже освоили по данному направлению несколько миллиардов рублей. У нас есть четкое понимание, как развивать с РЖД наши дальнейшие отношения, мы готовы предложить им новые интересные совместные проекты. Уверен, все они принесут тот же значимый экономический эффект, прибыль нашим компаниям, а потребителям — более качественные услуги.

Справка
Тыртышов Юрий Павлович — генеральный директор ЗАО «ОЦВ». Действительный государственный советник Российской Федерации III класса. Член Генерального совета Всероссийской политической партии «Единая Россия».
Родился 27 июля 1967 года в селе Зимняя Ставка Нефтекумского района Ставропольского края.

Окончил Ставропольский политехнический институт по специальности «Строительство промышленных и гражданских зданий и сооружений», Российскую академию государственной службы при Президенте РФ по специальности «Юриспруденция». Кандидат экономических наук.

Начинал работать каменщиком, монтажником. Был мастером, прорабом, начальником участка, начальником управления, управляющим трестом. Потом перешел на госслужбу. В 29 лет был назначен министром строительства и жилищно-коммунального хозяйства Ставропольского края. После министерского кресла работал заместителем губернатора, заместителем председателя правительства Ставропольского края. В 33 года был переведен в Москву, в МЧС.

После МЧС был зампредседателя Госстроя, замминистра регионального развития. Занимался созданием нормативной базы по строительству и ЖКХ. Затем — «Оборонстрой», «Олимпстрой», «Курорты Северного Кавказа». Опять Ставропольский край, был уже председателем правительства. Наконец, ушел в частный бизнес. Сейчас возглавляет ЗАО «ОЦВ».

Текст: Роксолана Черноба
Все новости