Митрополит Иоанн: Мы состоим из тех же элементов, что и наша Земля

5 мая 2017


Размышления о духовной ткани России. Мы публикуем фрагменты беседы с митрополитом Белгородским и Старооскольским Иоанном, председателем Синодального миссионерского отдела, создателем и вдохновителем интеллектуальной гостиной «Метрополь», в которую как в духовную обитель приезжают лучшие люди нашей страны.
 
За плечами митрополита Иоанна более 20 лет православной миссионерской деятельности в России и мире, 10 лет плодотворной работы по духовной безопасности при Полномочном представителе Президента РФ по Центральному федеральному округу. Пути Господни неисповедимы: ныне ректор Белгородской духовной семинарии, митрополит Иоанн в советское время был отчислен из университета за пение в церковном хоре. Затем окончил аспирантуру в Новгороде, Ленинградскую духовную академию, пять лет был ректором Курской духовной семинарии. Широкая просветительская и миссионерская деятельность митрополита Иоанна отмечена орденом Дружбы и другими государственными наградами. 




Перегретость Земли
Сейчас мы наблюдаем колоссальное увеличение землетрясений выше 7 баллов по сравнению с тем, что было лет 30 назад. Такую активность Земли можно связывать с разными естественными процессами, но Земля — это живой организм, творение Божие. И Земля реагирует. Апостолом Павлом сказано: «Человек согрешил, а творение, тварь мается и страдает от этого». Население планеты увеличивается, а греха меньше не становится — все больше возрастает, так как многие люди уходят без покаяния, с грехом. И, уходя нераскаянными, они вносят даже не отрицательную энергию, а разрушительную. Если говорить об Апокалипсисе, о втором пришествии Христа и гибели человеческой цивилизации, то это может произойти не из-за какого-то космического явления, а потому, что Земля не выдержит греха. А когда грех возникает? Когда любви не хватает, когда оскудевает любовь у людей. А когда любовь оскудевает? Когда беззаконие увеличивается. А беззакония идут оттого, что люди забывают Бога, забывают Христа. Люди не хотят видеть в своей жизни Христа. Они его отодвигают на обочину. Он перестает быть центром их жизни. Уникальность человека — соединять небо и землю. Мы состоим из тех же самых элементов, что наша Земля. Но как уникальное творение, человек принадлежит к духовному миру. С одной стороны, к миру ангельскому, а с другой стороны, наше тело принадлежит к миру тварному, земному. Каждый человек как сосуд, и ты становишься вместилищем зла, того, что разрушает весь наш естественный мир. В таком смысле это как радиация, которая накапливается, а потом до критической массы доходит и разрушает все живое. Что такое онкологическое заболевание? Это клетка, изменившая свою программу. У нее программа на умирание заменяется размножением, и вместо того, чтобы умирать, она начинает производить себе подобных, но для этого нужна среда. И тогда она захватывает и питается здоровыми клетками, у которых есть программа умирать. То же самое произойдет, как цепная реакция, и с нашей планетой, если не изменится суть происходящего.



Духовная ткань России 
Духовная ткань — это наша молитва, которая в России, благодаря ее просторам, звучит постоянно: завершается молитва в Калининграде, литургию отслужили, и из-за разницы во времени литургия начинается во Владивостоке. Над Россией, как над единственной в мире страной, все время звучит слово Божие, совершается приношение, когда мы молимся, благодаря Бога или прося его о чем-то. Вот это и есть духовная ткань, которая созидается каждой общиной. Здесь неважно, из какого прихода человек — большого или маленького, — важно, что совершается литургия, общее дело. Это общее дело есть в России, и оно уникально. Это то, что принадлежит небу и в то же время покрывает землю.  
Если образно представить Икону Покрова Богородицы, на ней изображена Матерь Божия, которая держит омофор, покрывающий всех нас. Как Христос говорит: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф 18:20). Нельзя совершать литургию одному. Обязательно надо, чтобы был кто-то второй. Интересно, что в Гулаге литургия совершалась постоянно. Священники в лагерях делали чашу из хлеба и наизусть совершали литургию, собирали бруснику, клюкву на болотах, давили этот сок, и это было вином, которое пресуществлялось в Кровь, а хлеб — в Тело Христово. Есть возможность проявить себя в этом мире, созидая духовную ткань страны.



О спасении и смысле жизни
Иногда очень много придают значения внешнему. Забывая, что мы спасаемся не законом, а благодатью Христовой. И первым, кто стал святым и вошел в рай, — это был разбойник, который был распят вместе с Христом. Он за несколько минут прошел этот путь, и даже не был крещеным. Он просто исповедовал Христа как Бога. Мы почитаем как мучеников Вифлеемских младенцев, убиенных за Христа. Они тоже не были крещены. Иоанн Креститель крестил Христа, а не Христос его крестил. Главный вопрос — когда мы спасаемся, и кто является свершителем нашего спасения? Вот что главное. Мы спасаемся благодатью Христовой. Поэтому, если ты оберегаешь свою веру и думаешь, что ты строгостью, нетерпением и другой демонстрацией своей исключительности заслужишь пред Богом какое-то достоинство, то ошибаешься. Смысл жизни заключается в том, чтобы познать волю Божию о самом себе. Для чего ты родился. У нас есть образ, данность, те качества, которые в нас есть, Богом вложены, и есть задачи, это называется подобие Божие. Вот что мы должны познать. Для меня, например, очевидно, что когда я какие-то вещи делаю, я или радость ощущаю, и это же не та радость, которая проходит, а просто радость как просветление, или же я начинаю сожалеть о том, что я сделал. Голос совести у человека — это голос Божий. И от того, насколько мы этот голос сумеем услышать, зависит, с Богом мы или нет. Человек в состояние богооставленности вводит себя сам, когда уходит от Творца.

О подвиге юродства
Каждый человек — личность. А личность распознается только, когда ты начинаешь растворять эту личность в бое, подвиг юродства. Для меня стала откровением книга «Лавр» Евгения Водолазкина. Там описывается подвиг юродства, юродивые. Видно, как люди растворяют себя в Боге, то есть теряют свое внешнее достоинство. Они даже выходят за пределы простого послушания в монастырях. Питаются отбросами, живут как бездомные, ходят в разорванных одеждах, и я никогда не понимал, для чего это они делают. Оказывается, для того, чтобы полностью отдаться Богу, растворить свою личность в Боге. Как Бог творит новые личности, непонятно, но доказательство, что мы все неповторимые — это наша степень талантливости. Понятно, что есть наши какие-то психофизические особенности, которые нас с родителями сближают, наш генетический код. Например, если родитель много раз переживал и выходил из каких-то ситуаций кризисных, то мозг приучается к тому, что эта ситуация пройдет и все будет хорошо. Это в генах фиксируется и поэтому дети у многих родителей, они вообще ничего не боятся. Потому что мозг сигнал не дает, что это опасность. Говорят, вот «безбашенный ребенок». Откуда это взято? Это взято от родителей, потому что они передали ему этот опыт. Это психофизическое состояние, а душа неповторима. И покидает она только временной мир, душа живет в вечности.



Выйти из тюремной камеры
Литература — это очень большой миссионер в нашем мире. Задача литературы в том, чтобы научить жить. Это некий взгляд настоящей литературы, отраженный от неба на нас. И мы должны через литературу посмотреть на самих себя. Тут работает принцип: «Познай себя и ты познаешь Бога». Хорошая литература — это всегда познание себя. Мы приглашаем раз в месяц знаменитых наших писателей в белгородский «Метрополь», нашу литературную гостиную. Я приглашаю тех, кто мне ближе и понятен. Это союз художников, писателей, композиторов, представителей власти, губернатор тоже бывает. В России я знаю и неправославных писателей, но важно здесь то, что Бог дал им этот талант, и они этот талант развивают. На встречах мы обсуждаем какую-то тему и писатели предлагают свой взгляд, и это вырывает нас из привычного круга мыслей. Ведь мы все время себя окружаем какими-то кругами: кругом друзей, кругом наших предпочтений, нам удобно, и мы в этом кругу живем, не понимая, что мы сами создали себе такую тюремную камеру, из которой не выберешься. И вот, чтобы открыть дверь из этой камеры, мы приглашаем писателей. В последний раз к нам приезжали Евгений Водолазкин, Алексей Николаевич Варламов. До этого был Захар Прилепин. Также актеры: сын Высоцкого, Никита Высоцкий, Михаил Ефремов, который говорит: «Знаете, Владыка, почему на меня народ так любит ходить смотреть мои спектакли?». Я говорю: «Почему?». — «Это его последний, после этого его точно посадят».

Необходимо создание антисектантских центров
В 90-х годах прошлого века было очень много различных сектантских организаций, потому что они восприняли Россию как некую духовную пустыню и сюда направили своих миссионеров. Сегодня есть секты восточной ориентации, секты харизматические, и есть секты тоталитарного характера, которые вмешиваются в личную жизнь и пытаются контролировать сознание. Когда секта отбирает у человека семью, дом, когда они его изолируют от общества, человек остается совершенно один. Тоталитарные секты полностью меняют жизнь человека путем вторжения в его сознание. Это страшное дело, которое требует своего осмысления и подхода. И здесь важно правильно отнестись ко всему происходящему. Мы занимаемся теми, кто решил освободиться от психологической и духовной зависимости, и наша задача не истребить человека, а вылечить. Таких реабилитационных центров, оказывающих необходимую помощь, уже достаточно много по России. Например, в храме Иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость» в Москве находится Центр реабилитации жертв нетрадиционных религий памяти А.С. Хомякова. Только за год этот центр присоединил 199 человек, которые вышли из сект. Как правило, люди, которые прошли через реабилитационный центр, становятся очень активными помощниками, которые выводят из этих сект других людей. В этом их особенность.

Миссия выполнима 
В условиях информационной войны большим гонениям подвергается и Русская православная церковь, она постоянно представляется как очень воинствующая. В 1995 году был создан Миссионерский отдел Русской Православной Церкви, и могу сказать, что все эти годы мы воспитываем и научаем миссионеров, бы они могли, по слову апостола Павла, «с кротостью и любовью рассказать о своей вере».
Мы не занимаем агрессивную политику в деле миссии, но мы даем экспертную оценку того, что проповедуется сектантами. Необходимо оценить их степень опасности, предупредить людей, объяснить, какая опасность от них исходит. Приведу простой пример: из-за подруги, которая была советницей южнокорейского экс-президента и одновременно некой пророчицей, которая проповедовала синкретические взгляды, смешивая христианство с неоязычеством, разразился скандал, импичмент. Почему? Потому что вся система власти ощутила угрозу. В чем исходила угроза? Потому что страна начала управляться не по законам светского государства, а по волеизъявлению этой ведуньи, которая начала переставлять людей, фактически разрушать страну. Они вовремя опомнились. И заметьте, рядом с президентом Южной Кореи не стоял католический кардинал или православный епископ, а именно вот такая сектантка, которая имела на него колоссальное влияние. Я знал очень многих людей из власти, которые через определенное количество лет, уставшие от власти, начинали окружать себя всякими медиумами. Через этих медиумов вторгались силы, которые буквально разрушали духовную ткань.



Как жить в мире с соседями
Белгородская митрополия граничит с Харьковской, Сумской и Луганской областями. У меня особое отношение к Украине, потому что очень много украинских священников проповедовали в Сибири, откуда я родом. Большой подвиг — ехать проповедовать Евангелие, крестить людей за тысячу километров в холодную Сибирь из теплых западноукраинских районов. Поэтому я всегда за Украину переживаю и сострадаю ей. Когда начались события на Украине, приведшие к братоубийственному противостоянию, первым делом белгородцы поставили памятник Богдану Хмельницкому на проспекте, названном в его честь. Отремонтировали этот проспект, я освятил этот памятник, чтобы показать, что мы живы памятью, которая не будет никогда пересмотрена. Это очень важно. То, что сейчас происходит, — это испытание истинной канонической церкви, но и Украинская православная церковь Московского Патриархата его достойно проходит. Если смотреть исторически, Украина всегда была таким полигоном, где происходило столкновение Запада и Востока. Даже название Украина — окраина Римской империи (или католического мира). В данном случае — Священной Римской империи. Если вспомнить 1990-е годы, то первые раскольнические движения появились на Украине, это произошло в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века, когда появилась автокефальная украинская церковь. Это сигнал, который прозвучал для всех, ведь история Украины — сплошное переплетение националистических идей с религиозным мировоззрением.

Смешные случаи 
У общества сформировался очень высокий ценз требований к священнику. И это правильно. Потому что эти требования оберегают наше священство от искушений. Я вспоминаю такой случай, который произошел со мной в кардиоцентре, когда я с проблемами сердца попал в реанимацию. После проведенного лечения я почувствовал себя лучше и я решил пройтись. Это была белгородская больница, многие врачи и пациенты меня узнавали. Мне привезли белый подрясник. И я выхожу из своей палаты в белом подряснике, а в это время везли больного на операцию. Он видит меня и говорит: «Что, уже?». Я растерялся и говорю: «Нет, сказали не в этот раз». Тот, кто сопровождал пациента, просто упал от смеха. Операция прошла успешно. Вот еще пример. В 90-е годы особенно, когда видели священника, идущего освящать квартиру, сидящие у подъезда спрашивали: «А что, кто-то умер?». То есть одна ассоциация — «кто-то умер». Еще забавный случай. Я ошибся как-то этажом, позвонил в квартиру. Открывает хозяин «под хмельком», он стоит в трусах, в майке. Резко распахнул дверь и замер, открыв рот, он видит меня и не знает, как реагировать. Я извиняюсь, что ошибся адресом и поднимаюсь на этаж выше, а дверь не захлопывается. Я уже дошел до нужной квартиры, позвонил, а слышу, там дверь не закрывается. Говорю людям, к кому пришел: «Сходите, посмотрите, может, с ним плохо стало». А они говорят: «Да ничего, выдержит, он — военный».



Об истоках
историческом факультете, который включал в себя самые разнообразные кафедры, начиная от археологии, этнографии, истории Сибири и заканчивая историей КПСС. После окончания института свою первую лекцию по политэкономии я прочитал в 22 года. Что такое политическая экономия, я тогда не понимал, но лекции и сегодня читаю. В это время я начал петь в церковном хоре иркутского Знаменского кафедрального собора. Мои студенты стали приходить смотреть, как их преподаватель поет в церковном хоре. Будучи аспирантом Новосибирского университета, я продолжал петь на клиросе, и тогда мне приписали религиозную пропаганду и выгнали в 24 часа. В 1985 году я поступил в Ленинградскую духовную семинарию, а затем в академию. Но это было позже, а в университетские годы я еще занимался этнографией. Ездил в этнографические экспедиции, мне было интересно общаться с людьми. Наверное, это мне передалось генетически, потому что отец — журналист, у него был интересный круг знакомств. В экспедициях мы изучали уклад жизни других народов, например жизнь эвенков, бурятов, тунгусов. Шаманы рассказывали всякое. Помню одну бабушку, которую очень почитали, она ходила на медведя с ножом, а после сама выделывала его шкуру. Я попытался эту шкуру, так же как и она, легко промять. Очень жесткая! Она взглянула на меня и говорит: «Ты ведь не их. Зачем ты с ними ходишь? Тебя Он призовет». Вот так она предсказала мой путь к священству. Еще в экспедициях мы изучали, как устанавливались колхозы в Сибири. Помню, заезжаешь в колхоз и сразу же в центре видишь какой-то завалившийся дом, и уже точно знаешь, что там живет бывший комсомолец или коммунист, который эти колхозы устанавливал и делал продразверстку. А на горе, на выселках, где-нибудь подальше от воды, стоит деревянный красавец-дом, в котором живут те «кулаки», которых привозили за тысячу километров, в том числе c Украины. К ним заходишь в дом — красный угол. И это говорит о том, что человек, если он свободен духовно и если он достоинство свое хранит, всегда будет достойно жить, никакие внешние обстоятельства его не сломают, если он с Богом.

Текст: Роксолана Черноба
Фото: Борис Захаров и личный архив митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна
Все новости